artinventor (artinventor) wrote,
artinventor
artinventor

Category:

Развитие России. Вузы и мировые рейтинги. Часть 1.

Во-первых, базис. Кто и как определяет, какой вуз сегодня лидер, а кто - слабенький аутсайдер?
Посмотрите на таблицу критериев ранжирования университетских рейтингов,  составленную в Государственном университете управления:
http://www.econorus.org/repec/journl/2011-9-150-172r.pdf

Обратите внимание, в списке есть не только количественные показатели, например число научных статей. Наличествуют и показатели качественного характера, в числе которых и трудно поддающиеся технологиям измерения «в цифре». Например, репутация.
Получается, что недостаточно поварьировать параметрами экспериментов и попытаться удивить общественность графиками и диаграммами.  Не удивляется, к сожалению, общественность. Не растут рейтинги так, как хотелось бы. Требуются и другие «факторы удивления».
Но вопрос не праздный, рейтинг университета наверняка учитывается властями при определении цифр его финансирования.
Как быть? Что делать?
Первое, что приходит в голову, - хорошо бы, чтоб вырос качественный уровень пиара. Т.е. условные рассказы о вузе, коими являются не только научные статьи, но и простые новостные сообщения, должны содержать и описывать более глобальные достижения. Только где же их взять?
Предлагаем интерпретировать задачу роста рейтинга вуза (резкого роста, заметим), как обычную творческую проектную задачу.
Что обычно делает проектант на старте? Очевидно, изучает, что сделано до него, кем, как, кто в данный момент занимает лидирующие позиции в изучаемом сегменте.
На кого в нашем случае есть смысл посмотреть более пристально? Очевидно, на лидеров рейтинга.  Иными словами, предлагается опять вспомнить старое доброе «догнать и перегнать».
Итак, кто же у нас лидер?

Массачусетский технологический институт.

Смотрим внимательно на деятельность коллег из МТИ. Чем же они так удивили мир?
Портал StudyGlobe.ru пишет, что
«В MIT не существуют квоты по приему студентов на основании происхождения, полученного до этого образования или места проживания. Главное, на что обращают внимание, - это академические достижения, а также соответствия принципам и миссии университета. В MIT хотят видеть не столько тех, кто имеет аттестат и диплом с отличием, сколько тех, кто готов рисковать, брать на себя ответственность, проявлять инициативу, работать в команде, нестандартно мыслить и постоянно задавать себе и миру вопросы. В общем, это университет для пытливых умов.»

Всё это конечно замечательно, но нас-то интересует конкретика. Читаем другие описания МТИ, изложенные на профильных интернет-порталах. Видим, что редакторы оных отмечают следующие научные достижения МТИ:
Здесь был создан марсоход, который отправится в миссию в 2020 году.
В 2014 году ученые изобрели  материал из воска и пены, который может переходить из твердого состояния в жидкое и обратно.
Здесь изобрели стереоэкран, корректирующий зрение без очков.
В институте работают над технологией беспроводной передачи электроэнергии.
В МТИ создается «умная» форма для сухопутных войск США с микроволокнами, определяющими свет, тепло и посылающими сигналы.
В институте ведется работа по проекту DarkLight: ученые в лабораторных условиях создают темную энергию.
Николас Негропонте из Медийной лаборатории является главой инициативы «Ноутбук каждому ребёнку», именно так родились нетбуки, а затем и планшеты.
Здесь разрабатывают полностью автономную роботизированную теплицу.

Естественно, это не полный и весьма дилетантский перечень, но нас-то как раз это и интересует – выяснить, что же более всего впечатляет общественность, что оказывает влияние на репутацию вуза. И мы обнаруживаем, что у людей возникают позитивные эмоции, когда они слышат два типа новостей о вузе:
1.Там решена «громкая» научная задача.
2. Там сконструировано (спроектировано, создано…) некое техническое устройство, реализующее « в железе» результаты решения «громкой» задачи.
Остается ответить еще на один вопрос.
Что же такое «волшебное» делает МТИ для того, чтобы всё это уметь и делать?
Ответ, как ни странно, лежит на поверхности и отчеканен (в прямом смысле слова) в эмблеме вуза. В его девизе.

Mens et Manus.
Головой и руками.

А разве наш вуз не делает то же самое, удивитесь Вы и будете правы, конечно. Но ведь делать то можно по-разному, согласитесь. Можно рыть траншею лопатой, но неплохо бы и экскаватором воспользоваться.
Рассмотрим два упомянутых компонента более детально.


ГОЛОВА.

Вопрос № 1.
В какой из преподаваемых сегодня в Вашем вузе дисциплин студентам рассказывается, как решать творческие технические задачи высокого уровня сложности? А согласитесь, что проекты МТИ как раз и являются именно такими задачами.
Да, в некоторых учебных курсах описываются стадии проектного процесса.  А методики, алгоритмы, инструменты?
Между прочим, всё перечисленное уже объединено в единый комплекс, именуемый «промышленный дизайн», в учебный курс, уже успешно развивающийся в ряде вузов России.
Признана сия дисциплина и на высшем уровне, т.е. в Правительстве.
Есть и соответствующая федеральная программа её развития.
Примечание.
Стоит подчеркнуть принципиальное различие между инженером-конструктором и промышленным дизайнером. Первый конструирует в соответствии с техническим заданием, второй решает творческую задачу, являясь при этом таким же конструктором.
Именно поэтому, кстати, в вузе стоит продолжать все смежные направления – от поддержки творческих коллективов до преподавания «просто дизайна», векторной графики, моделирования фантастических зверушек в 3ДМаксе и т.п.
И, безусловно, вузам крайне необходим курс промышленного дизайна, причем на всех технических специальностях. И очень вероятно, что не только технических. Чем больше студентов (да и преподавателей тоже) овладеет творческими методиками, а заодно и узнает, как создается предметная среда, тем лучше в итоге для всех. И для рейтинга вуза тоже.
Не очень хорошо, если молодой человек говорит - «а вот смотрите, какая железка интересная, мы можем делать такие же». Нынче модно говорить – «я придумал железку, которая лучше вот этой, причем мою можно даже серийно производить». Именно создание нового лидирующего продукта – вот на что нацелен промышленный дизайн.

Вопрос № 2.
А что сами «головы», какого качества?
Какие усилия прилагает Ваш вуз для сепарирования вундеркиндов? Развитие творческих направлений, в т.ч. и технический дизайн, могло бы помочь и в этом вопросе.
Если недостаточны стандартные методы, почему бы не попробовать нетривиальные? Например, издание детского журнала с техническим уклоном и регулярными призами юным читателям, готовым что-то конструировать. Неужели университету нечем удивить и заинтересовать школьников? Штук полста материальных призов – не такие уж огромные затраты.
Обратите внимание, как МТИ собирает по всему земному шарику таких детей.
Более того, ведь есть же, повторимся, федеральная программа развития промышленного дизайна. Неужели так сложно найти точки соприкосновения с чиновниками, например областными, и попросить хотя бы немного денег на поиск молодых гениев? Цена вопроса – копейки, по сравнению с тем, что может дать молодой талант Родине.

Вопрос №3.
А почему бы не дать преподавателям возможность издавать (по тематике вуза, естественно) научно-популярную литературу?
Даже, к слову, учебник промышленного дизайна мог бы быть создан в нетрадиционном для учебников формате, ведь главное – стимулировать студентов, катализировать творческие процессы. Разве игра не стоит свеч?
Разве несколько десятков тысяч рублей, необходимых для небольшого тиража в мягкой обложке, столь сложная проблема? Из чего тогда будет складываться академическая репутация вуза, если у его сотрудников нет возможности донести до широкой аудитории гипотезы, требующие дискуссии?
Даже в масштабе страны издание технической и научно-популярной литературы -  очень небольшие затраты.

Вопрос №4.
Изучение творческих методик - прямой путь к потоку изобретательских патентов.
Что, разве документ, юридически закрепляющий за вузом право пиара очередной решенной технической задачи, никак не влияет на репутацию вуза?
Разве это оставит равнодушными, к примеру, работодателей?
Если в вузе регулярно решаются сложные научные проблемы, разве это плохой повод для новостных пресс-релизов?

Вопрос №5.
Почему именно «промышленный дизайн»?
Вспомните научные семинары и  презентации диссертаций, например за последний год. Какие вопросы чаще всего возникают у аудитории?
В чём новизна? Какова цель? Где применены результаты исследований?
Ответ чаще всего оставляет желать лучшего. Использовано в учебном курсе таком-то, внедрено на заводе таком-то. А где же законченные устройства, применимые массово, или хотя бы рекомендации, как их создать, из чего, из каких узлов они могли бы состоять? Хотя бы схемы, не деталировку.  Т.е. кропотливый труд исследователей наблюдается в избытке, но ярких творческих решений (патентов, оригинальных идей, конструкций) – мизер.
Посмотрите на опыт МТИ, сравните.


РУКИ

Конечно же проверять идеи «в железе» интересно и полезно.
В Массачусетском технологическом для этого существуют так называемые «фаблабы». Место, где студент может что-то прототипировать.
А что у нас? Как работает сегодня вузовский центр прототипирования? Существует ли, отработан ли, как система, его механизм? Где студент возьмет материал? Как ему воспользоваться хотя бы простейшими станками и инструментом? И где вообще те инструменты?
В России в 2000-ые годы был законодательно отработан механизм субсидирования безработных. Под бизнес-план человеку давали около 70 тыс. рублей, и он чаще всего исчезал в неизвестном направлении. Но ведь программа была, процесс такой шел. В вузах нет таких «неизвестных направлений». Есть, кому курировать студента. Так почему бы не появиться такой программе, адаптированной под вузы? Даже за 70 тыс.рублей можно много чего сделать.
Еще раз акцентируем внимание на том, что программа федеральная уже есть, и даже методические указания к ней созданы и изданы министерством.
Инженерная школа (School of Engineering) — самая крупная в МТИ — около 8 тыс. студентов обучаются в ней по программам бакалавриата и 4 тыс. — по программам магистратуры. Она имеет в своем составе восемь кафедр: астронавтики, химии, строительства и охраны окружающей среды, биотехнологий, электротехники и компьютерных наук, материаловедения, механики, ядерных технологий, а также одно междисциплинарное отделение — инженерных систем. Программы обучения инженерной школы считаются самыми лучшими среди технических университетов США. Большинство из них носят междисциплинарный характер, что позволяет школе гибко реагировать на изменения, связанные с научно-техническим прогрессом. Наиболее известными из междисциплинарных исследовательских центров являются Центр технологий, технической политики и промышленного развития, Лаборатория компьютерных наук и искусственного интеллекта, Центр технологических нововведений, Лаборатория промышленного производства и производительности, Лаборатория информатики и систем принятия решений и др.
Именно междисциплинарный характер – одна из изюминок творческих технологий. А что у нас? Сколько кафедр в прошедшем году сотрудничало с центром прототипирования? Сколько междисциплинарных проектов выполнено на обрабатывающих центрах?
Автор данной записки в прошлом учебном году подготовил и подал в ФИПС, через патентный отдел университета, заявку на «сейсмостойкий дом». Готова еще одна заявка, на техническую систему, которая помогла бы северным городам бороться с наледью. На подходе, т.е. в работе, еще четыре патентные заявки. И почти все они носят междисциплинарный характер. Но в вузе не наблюдается системы межкафедрального проектного подхода к подобного рода задачам. Единичные примеры это еще не система. А между тем, специфика промышленного дизайна такова, что процесс решения сложных творческих задач и, соответственно, создания патентных заявок можно поставить буквально на поток. Соответственно появился бы и поток заявок в центр прототипирования. Это ли не нормальный путь к росту рейтингов?
Возвращаясь к МТИ, акцентируем внимание на следующем факте – в его состав входят 32 учебно-исследовательских кафедры, которые объединены в один колледж, и пять так называемых выпускающих (graduate) школ: инженерную, научную, менеджмента, архитектуры и планирования, социально-гуманитарных наук и искусств. Т.е. один из лучших вузов мира совмещает в себе и инженерные науки, и архитектуру, и искусства.

Итого, резюмируем.
Итак,  желание поднять вузовский рейтинг есть, но работают ли оба ключевых компонента эффективно?
Что с головами? Есть ли учебный курс, в котором студенты могли бы изучать творческие методики?
Наличествуют ли «руки»? Есть ли эффективно работающий центр инжиниринга и промдизайна, или центр прототипирования, т.е. фаблаб, если говорить на языке Массачусетской инженерной школы?
Головой и руками – вот девиз Массачусетского технологического института, вуза № 1 в мире на сегодняшний день. Почему бы не изучить опыт, почему не воспользоваться его инструментами, зачем изобретать свой велосипед?

С уважением,
Поважаев Виктор Юрьевич

------------------------

Продолжение обзора здесь:

Часть 2
http://artinventor.livejournal.com/47574.html

Часть 3
http://artinventor.livejournal.com/47630.html
Tags: будущее, идеология, инновации, промдизайн, развитие
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments